Папа он-лайн. Кому грозит синдром "плохого отца"

Разделы    — ПсихологияБрак и семья
Лишь 30 процентов хороших пап находят время заниматься воспитанием своих детей. Фото: iStock

Портрет современного отца - первое за сорок лет исследование ВЦИОМ и фонда "Отцовство" - дало жесткий результат: стереотип "плохого отца" вошел в ткань общества как данность. Образ "хорошего отца" не просто ему уступает: он еще и заражается "синдромом плохого отца".

На первый взгляд, все как всегда: большинство - 77 процентов - считают себя "в целом хорошими папами". Однако повальное чувство вины отцов по отношению к своим детям (71 процент) и "главное, что я мог сделать для ребенка - его сделать" (22 процента) - два определяющих фактора синдрома "плохого отца" испытывают еще больше мужчин. При этом лицо "плохого" отца (52 проц.) - он не занимается воспитанием (37 проц.) и не зарабатывает (15 проц.), "хорошего" - он занимается ребенком (30 проц.) и зарабатывает (20 проц.).

- Фактор благосостояния - вот ответ на вопрос, как в одном отце уживаются "плохиш" и "кибальчиш", - говорит эксперт ВЦИОМ Елена Михайлова. - Второй по значимости - материальный фактор, он и в семье веками отводил отцу статус добытчика. В современной семье воз благосостояния и вовсе стремится к первому месту. Еще поэтому среди "хороших" пап лишь 11 проц. проводят время с детьми, 9 проц. - помогают им с учебой. Столь небольшая роль эмоциональной связи даже у хороших отцов не делает добытчика другом.

Тенденция роста роли добытчика, по мнению социологов, будет на семью давить и дальше. Основные причины - растет число вторых браков, когда в первой семье отец оставляет ребенка, а то и двух, и множится число дистанционных семей, когда ее глава вахтами уезжает на заработки.

- Я все чаще вижу детей, которые не знают, чего хотят, - говорит адвокат фирмы "Селютин и партнеры", отец двоих сыновей Александр Селютин. - Понять, с кем такой ребенок при разводе хочет остаться, - невозможно. На все один ответ: "Не знаю". Он не знает, чего хочет - мультики или учить английский, играть в футбол или конструировать... Он - "удобный" ребенок. Таким его вырастили в семьях нового типа, когда родители живут своей жизнью, а от дитя откупаются, отгораживаются "забором" строгости и "работой". Разумеется, деньги - драйвер семейных отношений тоже, но семью сначала укрепляют эмоции. Нет денег? Да поведи ребенка в поход, зажарь на костре сосиски, он светиться от счастья будет.

Но и Селютину дали урок. Он позвал товарища в поход с его сыном и своими двумя. "Они у тебя неудобные, ни выпить, ни поболтать", - был ответ. "Зато растут со своим "я", - парировал Селютин.

Позвал товарища в поход с его сыном и своими двумя . "Они у тебя неудобные, ни выпить, ни поболтать", - был ответ. "Зато растут со своим "я"

Он убежден, что из "удобных" детей вырастают "удобные" папы. Его диагноз подтверждают цифры: число семей, где есть ребенок от первого брака и общий, выросло на 29 проц., число дистанционных семей - на 34 проц. При этом 88 проц. отцов думают, что после развода они останутся хорошими отцами. Их шапкозакидательские настроения снижают жены. Лишь 18 проц. из них верят в то, что после развода отец останется хорошим отцом их ребенку. 53 проц. такого отца назвали "гостем", 19 - "воскресным папой".

Так институт родительства рискует укрепить "синдром "плохого" отца". Из-за идущего разрыва поколений, когда ослабевает родовая семья, роста разделенных и дистанционных семей и отложенного отцовства у мужчин физически остается меньше времени на реализацию отцовства. Но синдром-то лечится. Рецепт дают дети: у Александра Селютина младший сын рисует. Если "каля-маля" - папа уходит, если папа с удочкой в руках: "Ура!"

Владимир Емельяненко

"Российская газета"

Материал опубликован 06.11.2019