Жить или не жить?

Сургут • Разделы    — ПодросткиМаме на заметку

Почему не стоит говорить с подростками о суициде – интервью с психологом.

Статистика неумолимо свидетельствует о том, что в России самый высокий среди европейских стран уровень подросткового суицида: по разным данным ежегодно добровольно расстаются с жизнью от тысячи до трех тысяч юных граждан нашей страны. Одиннадцать таких попыток было совершено с января по сентябрь прошлого года в Сургутском районе. Суицид отчаянно молодеет – в нашей стране зафиксирован случай самоубийства, совершенного шестилетним (!) ребенком; в Сургутском районе пытался свести счеты с жизнью десятилетний школьник.

О том, что заставляет детей убивать себя, почему не стоит говорить с подростками о суициде и как стать ответственным родителем в интервью корреспонденту газеты «Вестник» рассказала заведующая отделением психолого-педагогической помощи Центра социальной помощи семье и детям «Апрель» Алёна Безверхова.

- Что, на Ваш взгляд, толкает детей на самоубийство?

- Опираясь на свой опыт, учитывая значительное количество проведенных в городе и районе диагностических мероприятий, могу сказать, что основная причина в семье. Да, проблемы в школе, да, несчастная любовь – на это чаще всего указывают сами подростки. «Он меня не понял», «Она меня оттолкнула», «Учитель меня оскорбил», «Я плохо сдал ЕГЭ». Но если в такой ситуации семья поддержала ребёнка - это один расклад. А если не поддержала…. Однажды ко мне пришёл школьник, отличник, и сказал, что дома его избили… за четвёрку! Косвенно, конечно, виноват учитель – он эту четвёрку поставил. Но почему он не должен был этого делать, если ученик выполнил задание не на пять? У родителей есть некие притязания: «я хочу, чтобы мой сын или дочь…». Недавно я общалась с беременной женщиной, которая с порога на полном серьёзе заявила: «мой ребёнок будет работать в Сургутнефтегазе». А ведь он еще даже не родился! Для чего эта мама рожает ребёнка? Чей заказ она выполняет? По сути, она даст жизнь нашему, я имею в виду психологов, будущему клиенту.

Если не понял и не принял близкий человек – ребёнок уйдёт туда, где его примут. Его принял подвал – он там «свой». Его приняла секта – ему там тепло и комфортно, его понимают. Мне бы очень хотелось, чтобы родители повернулись лицом к своим детям. По большому счету, суицид, как и наркомания – это не проблема общества, а проблема родительства.

- Как определить, что ребёнок задумал свести счеты с жизнью?

- Внимательный родитель всегда заметит, что с ребёнком что-то не так. Например, подросток начинает вести себя непривычным образом, делать и говорить то, что он обычно не говорит и не делает. Это уже сигналы, которые должны насторожить родителей: ребёнка что-то беспокоит, есть проблема. Ну, а если, дети вдруг начинают, на протяжении длительного времени грызть ногти, грызть карандаши, щипать брови, и это происходит, когда он разговаривает, выполняет какое-либо действие - это также признак высокого уровня тревожности.

Ещё такой момент - сын или дочь вдруг начинают задавать вопросы о том, что бывает после смерти, один из множества примеров, «а правда ли, что когда человек умирает, он наблюдает за всеми?». Это тоже «звонок» для родителей - почему ребёнок интересуется такой темой? Ведь, по большому счету, дети воспринимают смерть как временный уход: «Если я что-нибудь с собой сделаю, родителям будет плохо, они меня пожалеют, я вернусь, и они изменят ко мне отношение». Ребёнок не осознаёт, что обратного пути не будет.

- Правильно я понимаю, что насторожить родителей должны любые изменения поведения - неожиданная грубость, замкнутость, неоправданное веселье?..

- Именно. Если подросток лет 14-16 приходит и говорит «мама, обними меня!», «мама, пожалей меня!», ранее этого не делая. Психологическая и педагогическая непросвещённость родителей ведёт, как правило, к тому, что мы закрываем на это глаза. Вот сегодня у меня на консультации была женщина, которая жаловалась, что её 9-летняя дочь ни с того ни с сего стала к ней «липнуть»: «мама, прижми меня!», «мама, ты меня любишь?». «Я пришла с работы, устала, мне надо ужин приготовить, а она никак не отстает: ходит, плачет, просит…», - рассказывает мама. Конечно, это ни коем образом не значит, что девочка задумалась о чем то плохом. Но это говорит о том, что у неё что-то произошло или происходит, повысился уровень тревожности. И во что всё это выльется - мы не знаем… Если сейчас мама не приласкает, то найдётся кто-то другой, кто заполнит эту «нишу» - это может быть сомнительная компания, «подвал», секта, чужая тетя, дядя, сверстники. Поэтому я обращаюсь к родителям – если ребёнок к вам подошел с подобной просьбой, ни в коем случае не отталкивайте его!

- Но, допустим, мама не оттолкнула, напротив, удивлённая неожиданной просьбой, она обняла, пожалела, приласкала… А что дальше?

- А дальше нужно сесть и поговорить. Задать простой вопрос: «Маша, что у тебя произошло?», «Ваня, у тебя какие-то проблемы?». В тот момент, когда ребёнок прижался к сердцу матери, он может быть откровенен. Когда сын или дочь попросили себя обнять, нужно попытаться установить очень доверительный контакт и выйти на проблему. Используя, например, такие фразы: «Может быть, ты со мной поделишься…», «я вижу, что-то произошло…», или даже «ты знаешь, мне кое-то рассказали, но я хочу услышать это от тебя».

Если откровенно поговорить с ребенком не удаётся, необходимо обратиться к специалистам. К сожалению, суицидологов в районе и Сургуте нет, но есть психологи, существуют такие центры как «Юнона», «Зазеркалье», «Апрель», в которые можно обратиться анонимно. Специалист сможет именно в этот не упущенный момент раскрыть ребёнка и определить причину проблемы.

- Как долго подросток может находиться в состоянии повышенной тревожности?

- Чётких сроков не существует, беспокойство может продолжаться 2-3 дня, а может и значительно дольше. Но внимательный родитель изменения увидит сразу. И чем раньше он обратит внимание на проблему, тем легче будет её решить.

- Известен случай, когда 16-летняя московская школьница, услышав по телевизору о совершенном ее ровесницей суициде, сказала отцу, что она никогда бы этого не сделала. А через два дня выбросилась из окна. Как с этим быть?

- Если человек поднял такую тему, это не может быть случайно. Ведь мы не будем интересоваться всерьёз проблемой, которая не актуальна для нас. Вот если вас, например, не касается тема онкозаболеваний, вы проходите мимо. Вы же не бегаете и не расспрашиваете, как протекает то или иное заболевание, какие методы лечения существуют. Но если среди ваших родственников, друзей кто-то (не дай Бог!) заболел, вы всерьёз погружаетесь в эту тему. И комментарии этой девочки были «звоночком» для папы. У него сразу должен был возникнуть вопрос – почему его дочь размышляет об этом? Был сигнал – у ребёнка есть какая-то проблема. То же самое, если дети спрашивают: «Папа, а что такое наркомания?», или «Ты видел, у нас в подъезде наркоманы сидят?». А вообще, всплеск подросткового суицида в нашей стране связан в первую очередь с тем, что эта тема активно обсуждается в обществе, в том числе в СМИ. Если мы перестанем это делать, количество суицидальных попыток сократиться в разы. Я уверена.

- Я правильно понимаю - с ребенком на эту тему лучше не разговаривать?

- Я думаю, ни один здравомыслящий родитель не предложит за семейным ужином обсудить тему наркомании или суицида. Зачем говорить о смерти, когда лучше рассуждать о ценности жизни?! И ещё – в ребёнке обязательно нужно поддерживать уверенность в том, что он нужен своим родителям, что они любят его любого и примут всегда, что бы он ни натворил.

- Даже так? Ну а если он не прав, более того, поставил родителей в неловкое положение, за него стыдно…

- Не за него лично стыдно, а за его поступок – это большая разница. Каждый родитель должен защищать своего ребенка, я это говорю как мать двоих детей. Когда подросток будет знать, что папа и мама всегда его примут и защитят, каким бы он ни был – плохим, неправым, преступником, когда родители начнут заступаться за своего ребёнка разумно – это будет плюсом. По долгу службы я бываю на комиссиях по делам несовершеннолетних, и очень часто мне приходится слышать, как мама, узнав обо всех «проделках» своего чада, начинает кричать: «да зачем я тебя родила, да ты мне такой не нужен, да если бы я знала, что ты будешь таким, я сделала бы аборт!». И мне становится страшно. Но вот стоит другая мама и говорит «Да, он виноват, но он способен исправиться, он у меня самый лучший, его просто не поняли!». Подросток видит, что самый близкий человек стоит на его защите, и он не пойдёт на ни на какие крайности.

- Но многие родители считают, что делают для своего чада всё, что в их силах, а весь негатив идет «с улицы», из Интернета, телевизора…

- К сожалению, сегодня у нас совершенно потеряны семейные традиции. Когда специалисты нашего центра проводят соответствующий опрос, лишь 3-4 процента респондентов (из 500, допустим, человек) отмечают, что вместе проводят праздники. Процента 2 признаются, что иногда ужинают все вместе. Но если в семье есть традиции, и если эти традиции соблюдаются, то они будут «перебивать» любое негативное влияние извне. Ведь, согласитесь, любой маме не так уж и сложно однажды вечером накрыть на стол, позвать всю семью и поговорить. Но не о проблемах на работе, не о трудностях с выплатой кредита, не о политической ситуации в стране. А поговорить друг о друге. О совместных делах и планах.

Сегодня многие родители вкладывают огромные деньги в интеллектуальное и физическое развитие своих детей, но совершенно не хотят затрачиваться эмоционально. А ведь последнее очень важно! Ребенок обязательно должен чувствовать, что он нужен. Он должен твёрдо знать, что есть рядом близкий человек, с которым можно поделиться и который всегда поймёт. Ведь порой достаточно просто прижать ребёнка к себе и сказать: «Знаешь, я тебя так люблю!» или «Ты, у нас, самая лучшая и мы тебя очень любим!» И, возможно, большая часть проблем будет решена.

Автор: Марьяна Мархинина

Материал опубликован 16.01.2013