50 часов учёбы. Лучший учитель страны — о своей работе, школе и учениках

Учитель года-2018 немногим старше современных учеников и учениц... © / Instagram

«Учителем года России-2018» стал 29-летний преподаватель обществознания и права из Грозного Алихан Динаев.

На вопрос «Почему он в школе?» отвечает так: «Дело не в школе, дело в детях. Мне нравится проводить с ними время — дома, на улице, в школе — где угодно. Когда кто-то говорит мне, что не любит детей, я смотрю на него как на сборную России по футболу в четвертьфинале чемпионата мира — с тем же искренним удивлением, но только без той же искренней радости». «АиФ» побеседовал с лучшим учителем страны.

Кто помнит закон Гука?

Юлия Борта, «АиФ»: Алихан, когда в финале конкурса оказались одни мужчины, оргкомитету посыпались претензии: мол, в школах работают в основном женщины, а на конкурсе побеждают мужчины. Вроде как дискриминация...

Алихан Динаев: В этом году и правда сложилась редкая и даже странная ситуация, когда все пятеро финалистов оказались представителями мужской половины. Разумеется, в кулуарах, между нами, конкурсантами, шли разговоры — как в шутку, так и всерьёз — что это дискриминация, что это недопустимо, неправильно, некрасиво. Одна из участниц даже предложила министру просвещения Ольге Юрьевна Васильевой сделать два разных конкурса — «Учитель года» и «Учительница года». Не думаю, что результаты конкурса были предвзяты. Но уверен, что формат конкурса даёт мужчинам определённое преимущество. Это ведь изнурительное, даже с физической точки зрения, двухнедельное испытание. Мужчины их зачастую легче переносят. Кроме того, конкурс — ещё и колоссальное психологическое испытание, стресс. Некоторые мужчины-доминанты чаще пытаются перекричать других, громко и упорно доказывая свою точку зрения, не слыша никого вокруг. В такой ситуации женщина-учитель — тихая, более дипломатичная, мягкая просто отходит в сторонку и практически не принимает участие в командной работе, что сказывается на её оценках.

— Вы не так давно закончили школу. Отличается ли она от той, в которую вы пришли работать?

— Я окончил школу больше 12 лет назад. И с тех пор она заметно изменилась, хотя, конечно, фундамент и структура остались прежними. В образовании стремительно идет компьютеризация, когда интернет и гаджеты становятся неотъемлемой частью жизни и учебы. Сегодня дети уже не представляют себя без телефонов и соцсетей. И из этого вытекает два следствия. С одной стороны, учителя должны использовать новые технологии на занятиях, идя в ногу со временем и сохраняя интерес детей к учебе. А с другой, учителя окончательно и бесповоротно потеряли монополию на знания. Если ребенку не нравится его учитель, то он может найти на YouTube, например, десятки видеоуроков и лекций от других специалистов. Он может воспользоваться приложениями, онлайн-ресурсами. А благодаря созданию Российской электронной школы (РЭШ) дети со всей страны имеют доступ к полному курсу уроков от лучших учителей России по всем предметам.

Что ещё изменилось? За эти годы в нашей страны утвердился ЕГЭ, о плюсах и минусах которого, думаю, говорить можно бесконечно. Государство активно взялось за повышение квалификации педагогов через национальную систему учительского роста, институты, курсы и т.п. Могу сказать, что в нашей республике речь вообще идет о практически беспрерывном конвейере разнообразных занятий, курсов, семинаров, конференций для учителей, которые проводят лучшие региональные и федеральные специалисты.

Наконец, пусть и с трудом, но в школе меняется парадигма образования. Знания стремительно устаревают и забываются. Кто из нефизиков, читающих этот текст, быстро назовет суть закона Гука? Немногие. А кто вспомнит дату Грюнвальдской битвы без помощи Яндекса? Далеко не все. Поэтому мы, сохраняя акцент на предметных знаниях, пытаемся развивать в детях и личностные, и метапредметные результаты. Формировать в них универсальные умения и действия, которые пригодятся им в учебе и на работе в любой сфере — разрешать конфликты, работать в группе, искать и анализировать информацию, оценивать себя, ставить цели и т.п.

Зачем молодёжь идёт в школу?

— Недавно Российская академия народного хозяйства и госслужбы провела исследование. Оказалось, старшие учителя не советуют молодым идти в школу. Денег платят мало, отчётов и бумаг — не счесть, и вообще работа нервная...

— Опытные учителя знают, что говорят. Зарплаты и бумажная нагрузка — по-прежнему самые актуальные проблемы для учителей. Однако российское образование молодеет! Например, я работаю в самой молодой школе республики, где средний возраст педагогов 30 лет. Мы привыкли считать, что в пединституты идут по остаточному принципу. Однако в последние годы наметилась противоположная тенденция. Снова скажу на примере нашей республики. Из трех вузов Чечни самый высокий проходной балл ЕГЭ (причем с большим отрывом) в наш педуниверситет. Так что молодежь идет в школы. И среди них все больше мужчин. Почему? Начнем с того, что зарплата школьного учителя — это всегда стабильный доход, вне зависимости от экономической ситуации. Кроме того, востребованный учитель может зарабатывать благодаря платным занятиям, которые сейчас закон разрешает школе, репетиторством. А плюс к тому, школа дает возможность для профессионального роста, в частности через конкурсы — «Учитель года России» и другие. И это — мощный стимул для молодежи. Вы же обратили внимание, как молодеет этот конкурс? Последним победителям не было и 30 лет. Это неслучайно.

А вообще, уходя от конкретики в романтику, замечу следующее: в школу идут, прежде всего, по призванию — кто любит детей и хочет сделать что-то важное и полезное для других, своего города или села, своей страны. Иногда я ловлю себя на странной мысли, что готов был бы работать в школе и бесплатно. Да пришлось бы «пахать» в других местах, чтобы прокормить семью. Но счастье от общения с детьми бесценно.

— То и дело случаются неприятные скандалы, когда у учителей возникают близкие отношения с учениками. Как этого не допустить?

— Это очень личный и сложный вопрос. Близкие отношения между учителями и учениками нередко становятся побочным эффектом нашего стремления омолодить педагогический состав. 22-летний молодой учитель вполне может влюбиться в 11-классницу и наоборот. Ничего сверхъестественного здесь нет. Бывает, что эти чувства вполне искренние и чистые. Но даже в этом случае учитель должен понимать, что он остается учителем, что близкие отношения с ученицей нарушают служебную этику, и любые попытки строить личные отношения, как минимум, стоит отложить на будущее.

Многое зависит от самоконтроля и дисциплины. Когда-то я был самым молодым преподавателем в университете, вел занятия у студентов 2-4 курсов. Я мог позволить себе поболтать со студентками, но при этом всегда обращался исключительно на «вы», соблюдал дистанцию и запрещал себе приглашать их на свидания. Своеобразный внутренний этический кодекс.

Совсем другое дело, когда речь идет о сексуальном насилии по отношении к детям. Любые подобные действия и даже попытки совершить их должны строго наказываться, а учителям или директорам школы нужно запрещать работать в профессии. Как правило, подростки, запуганные взрослым, боятся обращаться за помощью к родителям, испытывая еще и чувство стыда за произошедшее. Вот почему так важно, чтобы в школах были психологи, чтобы была возможность обратиться за психологической помощью вне школы, чтобы дети знали о телефонах доверия.

Задачка в два действия

— Играя в политику, взрослые нередко используют в своих целях и подростков, зазывая на митинги и т.д. Как оградить детей от совершения ошибки?

— Дети постоянно задают мне вопросы о политике. Причем иногда спрашивают даже 8-классники — о пенсионном возрасте, о Крыме, о Путине и Трампе и т.п. Политизация подростков — это тенденция нашего времени. Важно, чтобы дети знали о своих правах и обязанностях: что они могут делать и какая ответственность наступит при нарушении закона. Разговоров по принципу «ты еще маленький, какая тебе политика» я с учениками не веду. Считаю, что мы должны обсуждать с ними важные проблемы, не избегаю политически тяжелых вопросов, ведь иначе мы никогда не сможем воспитать из них настоящих граждан.

Со своей стороны, я не навязываю им какую-то точку зрению, а стараюсь, чтобы они сами пришли к пониманию — у любой монеты есть две стороны, а наш мир не просто черно-белый. Особенно важно научить работать с источниками информации, критически оценивать их, сравнивать, понимать, что их много. Одно из моих любимых заданий для 11-классников — это упражнение «Найдите фейк-ньюс» по теме «Политическая культура». Даётся пять небольших текстов, среди которых дети, используя логику и знания, а также проводя проверку фактов (фактчекинг), должны найти ложную информацию.

— Эксперты говорят, что учебный процесс в школе надо менять — слишком много домашних заданий, дети перегружены... А на выходе — не так уж много знаний. Вы согласны?

— Международные исследования показывают, что в начальных классах домашние задания почти бесполезны. В основной школе их роль незначительна, а в старшей они дают хотя и более заметный, но средний эффект (желающие прочитать об этом подробнее могу обратиться к книге «Видимое обучение» Джона Хэтти).

Наши школьники едва ли не самые загруженные в мире. По данным международного исследования PISA, российские 15-летние школьники тратят на учебу в классе около 26 часов в неделю и ещё 23 часа на домашние задания. А это почти 60% своего времени, если вычесть сон и выходные. Это, конечно, не Южная Корея, где дети и после школы учатся так много, что там даже вводили комендантский час, совершая рейды по частным образовательным центрам и запрещая им работать после 22 часов. Но все равно нагрузка огромна.

Я считаю, что домашних заданий должно быть меньше. Нет смысла задавать 10 однотипных упражнений, если можно усвоить тему и за 2-3 задания. В нашей математической школе Грозного действует правило: домашние задания — творческие, а вся обязательная рутина — на уроках.

Не соглашусь, что у наших детей на выходе не так уж и много знаний. Результаты международных сравнительных исследований, победы наших учеников на олимпиадах, динамика ЕГЭ говорят, что уровень знаний и качество образования растут.

Что надо менять? Делать учебный процесс более практикоориентированным. Так получается, что у наших детей есть знания, а применять их на практике они зачастую не умеют. Например, посчитать сколько рублей надо платить за электричество, если в сентябре на счётчике было 1259 КВт*ч, а в октябре — 1451, если один КВт*ч стоит 2,5 рубля. Казалось бы, простейшая задача в два действия, но многие дети не справляются и получают удивительные ответы в сотни тысяч и даже миллионы рублей. Надо больше внимания уделять формированию универсальных умений и действий. Использовать индивидуальный подход, применяя различные психологические инструменты.

Главное, чтобы каждый учитель чувствовал ответственность за свою работу. Ведь неслучайно говорят, что учитель создает нацию, в его руках настоящее и, что еще важнее, будущее страны.

Юлия Борта

«Аргументы и Факты»

Материал опубликован 10.10.2018