Разложить по «ячейкам»: зачем в школах вводить урок «Семьеведение»

Фото: Depositphotos

В некоторых регионах уже учат счастью в семейной жизни.

Член комитета Совета Федерации по социальной политике Елена Попова 24 июня заявила о предложении ввести в школах курс «Семьеведение». Зачем нужен новый предмет, говорит ли его появление о том, что родители уже не справляются со своими обязанностями, кто должен читать такой курс и, главное, о чем — выясняли «Известия».

Отличить любовь от влюбленности

По словам члена комитета Совета Федерации по социальной политике, в России много подобных курсов, только называются они по-разному: где-то это «Семьеведение», где-то о «ячейке общества» говорят в рамках «Основ православной культуры».

— Мы склоняемся к тому, чтобы обратиться и предложить Министерству просвещения РФ остановиться на едином названии, чтобы это был курс «Семьеведение» в школах, который должен быть разделен по возрастам учащихся, — заявила Елена Попова и добавила, что, как стало понятно еще на недавнем съезде уполномоченных по правам ребенка, всё делается неправильно, потому разводов всё равно очень много. По данным Росстата, в 2018 году в стране было зарегистрировано 917 тыс. браков (на 12,7% меньше, чем в 2017-м), а разводов — 584 тыс. (немного снизилось, на 4,5%).

«Нужно подключаться не тогда, когда молодые люди принимают решение вступить в брак, это уже довольно поздно, а приступать к воспитанию будущей семейной жизни нужно целенаправленно через систему образования».

Азы будущей семейной жизни предполагают закладывать факультативно и еще в начальной школе, чтобы малыши знали, как выстраивать отношения. Подросткам, например, такой курс может помочь разобраться, где настоящая любовь, а где только влюбленность, уберечь от суицида.

— На заключительном этапе, в старших классах, у нас должна быть самая настоящая подготовка к семейной жизни. Те самые конфликты, семейные споры, которые можно урегулировать, целый пласт конфликтологии в семье мы должны преподавать детям в старших классах,
— добавила член Совета Федерации.

По словам Елены Поповой, регионы с самым удачным опытом преподавания «Семьеведения» должны выйти с предложениями в аппарат омбудсмена, а уже проработанный проект можно показать Министерству просвещения.

— Эта проблема не только назрела — перезрела, — поясняет «Известиям» доктор педагогических наук, профессор психологии, председатель научного совета Российской академии образования по вопросам семьи детства и глава рабочей группы проекта Артур Реан. — Статистика говорит: более 50% разводятся. Причем разводятся молодые: в первые 5–7 лет совместной жизни и в возрасте где-то 25–27 лет. Мы-то думаем, что подготовка к семейной жизни необязательно должна проходить через курс «Семьеведение», а через какие-то другие каналы. Но первое, что мы должны точно зафиксировать у себя в голове, — данные по разводам говорят о том, что нет готовности к семейной жизни. Проблемы, в первую очередь межличностные, воспринимаются как катастрофические и ведут к разводу. Хотя на самом деле очень часто они такими не являются, их можно было бы преодолеть при наличии определенного багажа знаний, которого нет.

По словам Артура Реана, несколько лет назад проводилось исследование для старшеклассников: «Надо ли готовить к семейной жизни?» (без акцента на школьный предмет, а в принципе). Подавляющее большинство ответили, что надо.

Икра из помидоров

— Конечно, сейчас этот предмет очень актуален. Семьи в России разрушаются, понимания у детей в буквальном смысле об этом нет. Это трагедия, это печально, это очень страшно, — говорит «Известиям» исполнительный директор Общероссийской общественной организации защиты семьи и традиционных семейных ценностей АРКС Анна Садриева.

Уточняем: не говорит ли введение предмета о неспособности родителей рассказать о семье, научить выстраивать отношения?

— Не думаю, что это так. Все семьи разные, — говорит общественница. — «Семьеведение» и основы семейной жизни были и в советское время. Тогда не было такой катастрофической ситуации с количеством разводов. Не думаю, что совсем нет надежды на семью, но это было бы хорошей поддержкой. Дополнить знания, объяснить задачи семьи, социальную роль, дать ориентир.

— Понятно, что самая лучшая форма — это когда семья готовит, родители, — поясняет Артур Реан. — Готовят не словами: «Давайте, так надо жить, так», — а своим примером. Известный факт: самое лучшее усвоение того или иного поведения во взрослой жизни происходит через наблюдение поведения значимых взрослых, в первую очередь родителей. Это канал хороший, правильный, но, к сожалению, он не справляется: родители заняты работой, дети — своими делами, они не могут часто наблюдать семейные отношения. И потом, часто эти отношения не являются образцовыми. Сейчас этот канал, мягко говоря, не на 100% выполняет функцию обучения семейной жизни. А реально — так вообще плохо.

О том, какими бывали раньше уроки этики и семейной жизни, вспомнили пользователи в Сети.

«Вела, насколько помню, биологичка. Диктовала нам рецепты «икры из помидоров». Уроки семейной жизни — вернейший способ отбить охоту семью заводить. Известное дело: хочешь, чтобы люди что-то на дух не выносили — сделай из этого обязаловку», — считает пользователь anna68.

А у lama_doch учительница биологии, молодая и прекрасная, «рассказывала о перипетиях любовных отношений с будущим мужем»: «Мы слушали развесив уши». У umbloo похожую дисциплину вводили дополнительно, говорили о любви, семье на примере литературных героев: «Наташу Ростову, помню, там обсуждали. Учительница характерно, на старый лад, произносила: «женьшчины». В итоге предмет так «Женьшчинами» и называли».

«В упор не помню, что там рассказывали, кажется, что-то обычное.Помню еще книгу мне кто-то дал советскую о семейной жизни, в ней у кого-то трагедия была, что жена готовить не умела. Как научилась — трагедии не стало», — пишет deyatinor.

«Первым преподавателем у нас был бородатый мужчина, по виду напоминавший исполнителя бардовской песни. На уроках он нам читал вслух почему-то Виктора Конецкого. Продержался, понятное дело, недолго, — пишет dechicot. — На его место пришел опять же мужчина, военной выправки, и стал зачитывать из тетрадки что-то марксистско-ленинское. Сколько он продержался, не помню, но, кажется, тоже недолго. Конецкий мне понравился, читала потом с удовольствием, а психологию семейной жизни пришлось на собственных ошибках постигать».

Кому-то, как у serajaptacha, рассказывали о браке, распределении ролей в семье: «Пару раз были уроки отдельно для мальчиков и девочек о физиологии и ЗППП (заболеваниях, передающихся половым путем. — «Известия»). Вот эти два урока мне запомнились, а остальные — нет. Это конец 1980-х где-то». Некоторые хвалят урок ребенка под названием «Я — сильный»: рассказывают о том, как противостоять буллингу, решать конфликты в коллективе, поднять свою самооценку.

«По-моему, то, что надо подросткам. Зачем им про семью, у них всё равно сначала, по идее, учеба, работа, карьера чуток, а уж потом семья. К этому времени они будут взрослые и сами, если нужно, книги по теме почитают, а скорее всего, будут просто брать пример с родителей», — считает lolique.

Не доверять дилетантам

О курсе «Семьеведение» говорят давно. Еще в 2016 году сообщалось, что подобные предметы уже изучают школьники в 38 регионах страны. По сути, инициатива снизу была, но вот на самом верху ее не закрепили, нет единой методики. Еще нет.

— Мы завершаем подготовку учебника для педагогов, который и апробацию прошел, и серьезную научную экспертизу. На сегодняшний день вопрос только в подготовке кадров. Книги уже есть, и их не так уж и мало: есть хорошие, есть плохие, есть спорные, — говорит Артур Ренар. — Необязательно должен быть один учебник. Пусть, как говорят, все цветы цветут, но есть один критерий — профессионализм. Очень важно провести экспертизу этих книг, потому что сейчас на этой теме по городам и весям колесят какие-то «специалисты» из Москвы, других городов, проводят курсы семьеведения по каким-то доморощенным программам и книгам.

Кто будет преподавать — вопрос № 1. По словам эксперта, это не должен быть ни учитель русского языка и литературы, ни биологии (пусть и с большим опытом семейной жизни), а отдельный, специально обученный человек с педагогическим образованием.

— Человек с базовой педагогической подготовкой изучал психологию, педагогику, методику преподавания, психологию подростков. Нам не надо готовить человека по семьеведению пять лет. Достаточно годичных курсов переподготовки или повышения квалификации, можно без отрыва от производства — такая система в России есть, — говорит Артур Реан. — Если не подготовить кадры, то возможно профанация идеи и абсолютная ее дискредитация. Никто ведь не станет разбираться, когда всё пойдет плохо: «А мы говорили, что «Семьеведение» не нужно, вот практика и показала, правда не нужно». Дети отворачиваются, родители бунтуют. А на самом деле бунтовать будут не против идеи и самого содержания, а против абсолютно непрофессионального преподавания и дилетантизма.

Чему же стоит учить в рамках курса? Улаживанию конфликтов, финансовой грамотности, выстраиванию отношений не только супругов друг с другом, но и с родными по обе стороны — тещей, тестем, свекровью, свекром.

— Из анализа быта известно и исследования это показывают: очень часто причина проблем в семье — построение плохих отношений не с супругами, а с родителями. Как строить отношения с родителями жены, мужа? Какие здесь могут быть подводные камни, как решать проблемы? Знания рисков уже в значительном количестве случаев позволяет их преодолевать. В курсе должна быть не только теоретическая часть, но и обязательно практическая: ты — жена, одноклассник — твой муж. Вот у вас такой конфликт, попробуйте это разыграть (после того, как в теории узнали, какие есть технологии решения подобных задач), — говорит Артур Ренар. — Тема «Рождение детей. Первенец». Какие здесь появляются проблемы, причины, как можно решить? Рождение первенца — это не только радость. Отдельно рассматриваем тему появления других детей — второго, третьего... Уже не в аспекте отношений между родителями, но между братьями и сестрами. Был единственный ребенок, а тут кто-то появился: возникает ревность. Мы хотим рассказать об этом молодым ребятам, чтобы для них такая ситуация не была как обухом по голове.

Интим не обсуждать?

— Сейчас идет массированный накат на то, чтобы разрушалось вообще понимание семьи, роли мужа и жены, уважения к старшим, роли бабушек, дедушек. Я считаю, что в этом курсе очень важно сказать о традиционных ценностях, — говорит Анна Садриева. — Но нужно иметь в виду, быть осторожным, чтобы в «Семьеведение» не включили секс-просвет, к которому общественные родительские ассоциации всегда относятся с опасением, чтобы это не превратилось в тот разврат, который творится на Западе.

Интересуемся: разве секс не часть семейной жизни?

— В школе с детьми можно говорить о социальной роли мужчины и женщины, жены и мужа, но интимные подробности, я считаю, не должны выноситься в публичное поле и обсуждаться в классе, — уверена Анна Садриева. — Такие разговоры должны вестись в семье.

Артур Реан, напротив, считает, что в рамках курса нужно говорить об интимных отношениях.

— Говорить, что об этом расскажут в семье… Хорошо, если так, но, как мне представляется, далеко не в каждой семье об этом могут рассказать. Часто родителям гораздо труднее об этом говорить со своими детьми, чем нейтральному постороннему человеку. И, главное, ребенку не всегда приятно слушать об этом от мамы, папы. А вот в обстановке, где это обезличено, такой научно-просветительский подход к теме воспринимается гораздо легче, — считает Артур Реан. — Эта тема должна быть в программе курса: семейной жизни без интимных отношений быть не может, дети должны это знать. Пусть лучше они узнают об этом здесь, на уроках: грамотно, в доверительной обстановке, чем на улицах и подворотнях.

По словам эксперта, говорить нужно не только о рождении детей, но и о контрацепции, предотвращении нежелательной беременности.

— Борются с абортами. Так давайте не запретами, а просветительски решать эту проблему, — предлагает Артур Ренар. — Рассказывать об этом заранее: к каким негативным последствиям могут привести аборты, как предотвратить нежелательную беременность. Более того, мы предлагаем включать эту тему в программу 11-го класса. Поначалу хотели сделать это раньше — в 9-м классе, но идем все-таки на поводу: вот опасно, рано, не надо говорить. Хотя многие меня и за это критикуют, говорят: ну что вы в 11-м классе ставите, дети уже в 8-м первый сексуальный опыт получают, в 9-м — точно.

— Говорить надо обо всем, что позволит избежать и преодолеть риски раннего распада семьи, сохранив ее, а по максимуму — сделав ее счастливой. Не зря же этот курс, который мы называем «Семьеведение», а Анна Кузнецова, уполномоченный по правам ребенка, — «Уроками семейного счастья». Не уверен, что всегда можно подняться на этот высокий уровень, но стремиться — да.

Елена Мотренко

«Известия»

Материал опубликован 03.07.2019