Синдром Вертера. Не поощряют ли новости о терактах и катастрофах стрелков из Ивантеевки

Разделы    — ПодросткиПсихология
Дождь, слезы, фото- и телекамеры - феномен "школьного стрелка" в центре внимания СМИ и общества. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

У таких печальных историй, как школьная история ученика 9 "а" класса Михаила П., напавшего в Ивантеевке на учительницу и устроившего стрельбу из пневматического пистолета, всегда есть прототип. На этот раз прототипом послужила американская история двух "школьных стрелков". Михаил даже взял себе ник, близкий к фамилии парня, устроившего бойню в американской школе "Колумбайн" в 1999 году.

Исследователи считают, что в таких случаях срабатывает так называемый "синдром Вертера". Как после появления романа Гете "Страдания юного Вертера" последовала волна подражательных самоубийств из-за несчастной любви, так всякая современная будоражащая история, рассказанная публично, вызывает шквал опасных, а то и смертельных подражаний. Что же делать? Как ослабить "синдром Вертера"?

- Я считаю, что мы не можем ограничить такие явления, как сумасшедшие поступки,- считает известный кинорежиссер Алексей Герман. -В обществе всегда есть процент людей с неустойчивой психикой. Это группа риска, и даже в самых закрытых странах происходит ровно то же самое, только об этом никто не знает. Когда мы что-то ограничиваем - заглушаем, придавливаем, причесываем, сотрудники ГИБДД от этого не перестают брать взятки, а полицейские "крышевать" магазины, которые вовсю торгуют ночью алкоголем. У нас уже было моралистское государство - Советский Союз, которое рассыпалось, как только не стало хватать колбасы. Поэтому я вместо запретов и ограничений предложил бы превентивно отслеживать таких людей. Внимательно смотреть, кто интересуется сомнительными сайтами. Для этого у правоохранительных органов есть мощности. Да, тут много работы, но все настоящее - сложно. А просто как раз ограничивать. Но за простым решением следует куча сложных вопросов. Не станем же мы модерировать содержание Fox News или CNN.

Каждый пятый подросток был жертвой буллинга в школе и в Сети. А каждый четвертый - агрессором

По мнению Алексея Германа, еще большая трагедия и опасность - это ожесточение одной части общества против другой, "когда придет человек с топором и поубивает десятерых, только за то, что они "не так" думают".

"Замалчивать такие истории нельзя, - поддерживает режиссера психолог, заместитель директора Института психологии РАН Андрей Юревич. - Попытки что-то скрыть от населения лишь увеличивают недовольство СМИ. За замалчиванием скрывается недоверие и неуважение к людям". Но, по его мнению, не надо забывать и о том, что информация о негативных явлениях может не только наносить вред людям с неустойчивой психикой, но и должна мобилизовывать общество на их преодоление. И влияние информации о преступлении на готовность его повторить зависит от контекста преподнесения этой информации. Информация о том, что преступления остаются безнаказанными, содействует увеличению их количества, а о том, что преступление неизбежно влечет за собой наказание, наоборот, снижает. Но форма преподнесения негативных новостей в любом случае не должна травмировать психику: на экранах не нужны кровь и слишком натуралистические подробности, подчеркивает психолог.

У темы "ивантеевского стрелка" есть еще один поворот. Мальчишкой пренебрегали, его третировали, над ним насмешничали. Он был своего рода "чучелом", разве что без показательной казни. Взявшись за кухонный топорик, он так - ужасно - пытался восстановить уважение к себе. Жестоко психологически опущенные до состояния "чучела" школьники сегодня превращаются в обозленных "стрелков"?

- Да, феномен "чучела" сейчас имеет более экстремальные проявления, - уверен Андрей Юревич. - И причины тут не только психологические (третирование непопулярных детей и т. п.), но и социальные. Сегодняшние дети - это дети "детей 90-х", выросших в условиях тотальной криминализации и культа грубой силы. Свои криминальные и полукриминальные привычки они передают детям. Для профилактики таких случаев среди школьников необходимы перевоспитание и декриминализация общества. Сегодня ситуация лучше, чем в 1990-е, но все же очень далека от желаемой.

Школьная травля приводит к серьезным последствиям, сильно травмирующим детей, также считает психолог Галина Солдатова. Сегодня дети часто создают в Сети "страницы ненависти". Некая группа детей заявляет: "мы ненавидим Алену К." и начинает коллективно ее травить, регулярно выставляя видео или фото, полные ненависти. "Мы постоянно боремся с ресурсом "ВКонтакте", требуя, чтобы такие группы закрывались, но они снова растут, как грибы, - рассказывает Галина Солдатова. - По данным наших исследований, среди подростков каждый пятый был жертвой буллинга в школе и в Сети. А каждый четвертый заявил, что был агрессором. Агрессоров оказалось больше. Есть еще иь "хамелеоны", те, кто был и жертвой, и агрессором. Желая взять реванш за роль "жертвы".

Психологи единодушно настаивают, что у нас растет молодое поколение, в котором продолжает культивироваться агрессия. И агрессию, часто нелепую и, к счастью, во многих случаях неэффективную, но так легко совершаемую ни в чем не уверенными подростками, надо выводить из моды.

Памятка психолога

Памятку для родителей я бы свел к одному: не делайте другим того, чего бы вы не хотели видеть сделанным в отношении вас, - советует Андрей Юревич. - К сожалению, во многих наших семьях детям передается дурной опыт: физическое насилие практикуется в каждой пятой российской семье. Но и в благополучных семьях возможно появление "стрелков". Чтобы его избежать, надо уделять детям больше внимания, а при выявлении у них серьезных психологических проблем незамедлительно обращаться к психологу.

"Американская трагедия" в подмосковной Ивантеевке

Текст: Анатолий Кучерена (заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор)

История, случившаяся в подмосковной Ивантеевке, страшная и трагическая. Мы привыкли видеть репортажи из США, где школьники и студенты, вооружившись до зубов, открывают стрельбу по своим учителям и одноклассникам. Но в последнее время похожие трагедии все чаще происходят и у нас, в России. По-моему, настало время задуматься, почему не свойственные ранее нашему обществу проблемы пришли к нам. И что взрослым надо сделать, чтобы дети не искали выхода из трудной ситуации с помощью оружия.

Чем объяснить тот психологический срыв, который произошел у школьника из 9 "А" Михаила ( фамилию называть не буду)? Как говорится, чужая душа - потемки, и, возможно, настоящей причины никто никогда не узнает. Но все же позволю себе высказать некоторые предположения, которые мне кажутся вполне логичными.

Несколько лет назад на Михаила напали подростки на улице и сняли с него обувь. По имеющейся у меня информации, отец с Михаилом практически не общался. Мальчик пришел домой к маме, чтобы поделиться своей бедой, но она не придала значения инциденту. Скорее всего, именно тогда произошел надлом психики ребенка, который начал познавать мир и столкнулся с большой несправедливостью. Такое порой не забывается всю жизнь.

Возможно, Михаил начал задавать себе вопросы: "Почему это произошло? В чем я виноват, раз это случилось со мной? Как мне себя вести? Как поступать теперь?"

И он не смог найти на них ответы, после чего замкнулся в себе и стал искать выход. Как оказалось, он нашел самый худший из всех возможных - на насилие ответил насилием в отношении ни в чем не повинных людей.

Опять же допустимо предположить, что до него дошла информация о том, что предпринимают в подобных случаях его американские сверстники, и он решил, что это "круто". В таком возрасте подростки еще не до конца осознают ценность человеческой жизни. Массовый "шутинг" кажется им каким-то подобием компьютерной игры.

Возможно, родители смогли бы помочь Михаилу, если бы серьезно обратили внимание на случившееся. Им надо было разобраться, почему напали на их ребенка и как это все происходило. И вместе с ним выработать дальнейшую линию поведения.

Какую именно? Какой-то универсальный рецепт дать невозможно: в каждом подобном случае необходим индивидуальный подход. В принципе, конечно, оставлять без реакции противоправные поступки не следует. Однако далеко не факт, что запоздалое обращение в полицию принесло бы какие-то результаты. Важнейшая обязанность родителей - сделать так, чтобы их сын рос сильным и ловким, занимался спортом и умел за себя постоять. Хотя, конечно, от природы это не всякому дано. Но в любом случае у подростка должны быть настоящие друзья, всегда готовые вступиться за него. Если таковых нет - это серьезный повод для беспокойства.

Бывает и так, что изменить ситуацию невозможно, и тогда нам приходится менять свое отношение к ней. Родители должны объяснять своим детям, что сколь бы сильной ни была горечь обиды от того или иного события, жизнь на этом не заканчивается: в ней наверняка будут и победы, и радости, и ощущение торжества.

Важнейшая обязанность родителей - исключить доступ детей к оружию, если таковое в доме имеется, пусть даже оно "всего лишь" травматическое или пневматическое.

И все же я бы не стал возлагать всю ответственность только на родителей. Значительную часть своего времени ребенок проводит в школе. Долг учителей - не просто сообщать детям ту или иную информацию, но и быть воспитателями и, если угодно, психологами. Если ребенок замкнут в себе, перестает общаться с одноклассниками, теряет интерес к учебе - учитель должен обратить на это самое пристальное внимание. Но так бывает далеко не всегда. Один из моих доверителей рассказывал мне, как на протяжении девяти лет учебы в школе (он почему-то сразу пошел во второй класс), он ежедневно размышлял о том, чтобы совершить самоубийство, поскольку был совершенно одинок и подвергался насмешкам со стороны одноклассников. И ни один учитель не обратил ни малейшего внимания на его поведение; они лишь отчитывали его за нерадение в учебе. Трудно даже понять, как он вообще выжил в такой среде и стал приличным человеком.

Мне возразят: за работу психолога учителям не платят. Однако, как ни банально это повторять, учитель - и в самом деле призвание. И если у педагога не хватает ни желания, ни умения, чтобы "заглянуть в душу" подростку, быть может, ему и в самом деле имеет смысл поискать менее "жертвенную" профессию?

Татьяна Владыкина, Елена Яковлева

"Российская газета"

Материал опубликован 07.09.2017