На игре. Елена Сокольчик: Зачем дети уходят в виртуальную жизнь и как их оттуда вытащить

Разделы    — Психология
Ребенок дома и нет проблем, он сидит у компьютера? Нет, он уходит туда, откуда вернуть непросто. Фото: PHOTOXPRESS

В лагере для интернет-зависимых в Китае скончался подросток. Как сообщили местные СМИ, он пробыл там всего двое суток. А попал туда, потому что семья не могла справиться с его острой интернет-зависимостью. О смерти ребенка родителям сообщила администрация лагеря, уточнив, что мальчик скончался в больнице. Полиция арестовала директора исправительного центра и четырех преподавателей. Само заведение закрыто до выяснения обстоятельств. Между тем еще в середине января китайские власти намеревались запретить использование электрошока в лечении интернет-зависимых подростков.

А как лечат интернет-зависимость в России? По просьбе "Российской газеты" ситуацию комментирует главный врач Московского научно-практического центра наркологии Департамента здравоохранения Москвы Елена Сокольчик.

Елена Игоревна, в сообщении из Китая сказано, что на теле подростка обнаружены множественные травмы. Как вы думаете, от чего он погиб?

Елена Сокольчик: У меня нет ответа. Я только могу сказать, что от игровой зависимости умереть нельзя, поскольку эта зависимость не химическая. И, значит, передозировки в принципе быть не может. Поэтому допускаю, что там был какой-то эксцесс, в результате которого мальчик погиб.

А лечение электрошоком приемлемо?

Елена Сокольчик: Ни в коем случае! В психиатрии этот метод показан только в исключительных ситуациях. Никакие зависимости электрошоком не лечатся. И специальные лагеря не нужны. Человек болен, его нужно лечить, а не наказывать, не изолировать в закрытом учреждении.

Почему интернет-зависимость становится очень популярной?

Елена Сокольчик: Точнее сказать, распространенной. Причем во всем мире. Почему? Да потому что людям удобнее жить в виртуальной реальности. Она привлекательна: меньше проблем, меньше эмоционального напряжения. Не надо преодолевать какие-то трудности, связанные с нашей реальной жизнью. Поэтому они входят в эту виртуальную реальность. Они там существуют, живут. Могут жить там сутками, даже без пищи.

Даже без пищи?!

Елена Сокольчик: Да. Точно так же как алкоголики, уходя в запой, часто не принимают никакую пищу. Так и интернет-зависимые могут сутки сидеть у компьютера и не есть.

Кто, в каком возрасте чаще всего попадает в такую зависимость?

Елена Сокольчик: В основном молодежь. Но и люди среднего возраста, которые, скажем, не имеют работы, или люди, которые долго работают с Интернетом. И все чаще попадают вовсе юные. Родителям удобно считать, что с его ребенком нет проблем, что ребенок дома, около компьютера. Родители, занятые своими делами, не обращают внимания на то, что в конечном итоге так формируется интернет-зависимость.

Как она проявляется?

Елена Сокольчик: Проявляется тем, что других интересов у ребенка нет. Совершенно никаких! Он сидит дома за компьютером и играет в стрелялки, в какие-то кроссворды, во что-то еще. Общается с себе подобными, тоже играя.

Эта зависимость фатальна? Или от нее можно как-то избавиться?

Елена Сокольчик: Избавиться можно. Для этого надо пройти реабилитационную программу. Нужно, чтобы ребенок понимал: у него есть зависимость. Нужно, чтобы это понимали родители. Чтобы они настраивали ребенка на то, что от такой зависимости необходимо избавиться. А это очень непросто. Не просто объяснить, что реальная жизнь значительно интересней, чем та, которой он занимается с картинками в Интернете, общения с какими-то страшилками, которых никогда в жизни не встретишь.

Как алкоголики, уходя в запой, часто не принимают никакую пищу, так и интернет-зависимые могут сутками сидеть у компьютера и ничего не есть

Вот мама поняла, что ее ребенок зависим. Сам ребенок, может, это и не осознает. Куда маме идти? К кому обращаться?

Елена Сокольчик: В наркологическую службу, которая занимается всеми вариантами зависимости - химическими и нехимическими. Интернет-зависимость и игровая зависимость относятся к вариантам нехимических зависимостей. Нужна интенсивная работа с психологом для того, чтобы ребенок, молодой человек, человек среднего возраста осознал, что у него есть проблема. И чтобы его научили, как с этим бороться, чем заняться в жизни. Ведь люди часто не понимают, что есть масса вещей, которыми можно заниматься, что это значительно интереснее, чем то, чем они занимаются, сидя перед дурацким голубым экраном.

Это так называемая заместительная терапия?

Елена Сокольчик: Это не совсем заместительная терапия. Хотя в обиходе такое определение возможно. В целом, это люди, которых не научили ничем другим заниматься. Другое им не интересно. Им интересно сидеть в Интернете. И все. Да, можно же, например, ходить в горы, заниматься физкультурой, собирательством, можно читать книги...

Тут масса вариантов. Просто нужно понимать, на что настраивать данного ребенка, человека средних лет или совсем молодого. Сами они этого иногда не понимают. Сейчас проводятся генетические исследования, которые позволяют понять, что страдает у данного человека, на что его дальше настраивать.

За такой генетической консультацией часто обращаются?

Елена Сокольчик: Совсем редко, потому что интернет-зависимые таковыми себя не считают.

У нас провести такое генетическое исследование можно?

Елена Сокольчик: Да. У нас в центре хорошая генетическая лаборатория.

В стационаре вашего центра много лежит интернет-зависимых?

Елена Сокольчик: Интернет-зависимые к нам обращаются редко. За консультацией приходят часто. За конкретной помощью - единицы. В настоящее время в стационаре их нет. Нет и участников в реабилитационной программе.

А надо, чтобы были?

Елена Сокольчик: Да, конечно. Это же проблема, которая растет как снежный ком. День ото дня интернет-зависимых все больше.

Такая программа есть?

Елена Сокольчик: Реабилитационная программа для борьбы с зависимостями создана давно. Она хорошо работает на игроманах, на наркоманах, на алкоголиках, даже на больных, которые страдают повышенным аппетитом. В том числе на интернет-зависимых. Потому что это психологические проблемы, которые возникают у человека по разным причинам. С этими психологическими проблемами нужно научить его бороться.

Можно научить?

Елена Сокольчик: Конечно, можно. Но для этого нужно желание самого человека. Его в этом нужно убедить. У нас есть группы созависимых - специально для родителей. Они анонимны. Родители могут прийти и поговорить со специалистами, узнать, что делать в данной ситуации, как убедить родного человека, чтобы он понял, что проблема есть. Полезно даже просто прийти, чтобы поговорить.

Елена Игоревна, подобное только в Москве? В других городах, в регионах такие программы действуют?

Елена Сокольчик: Реабилитационные программы есть и в других регионах. Но думаю, что и там интернет-зависимых немного.

Не осознают размер беды? На ваш взгляд, интернет-зависимость действительно страшна?

Елена Сокольчик: На мой взгляд, уход от реальной действительности страшен всегда.

Ирина Краснопольская

"Российская газета"

Материал опубликован 18.08.2017